+7 495 518-53-50
+7 495 765-35-04

Зампред ВС рассказал об уголовном преследовании бизнеса

Источник: ПРАВО.RU

 

Последнее в 2019 году заседание Клуба Замятнина было посвящено взаимодействиям государства и предпринимателей. Заместитель председателя Верховного суда и глава коллегии по уголовным делам Владимир Давыдов рассказал о проблемах уголовного преследования предпринимателей и раскрыл, как эти проблемы будут решаться.

 

Тема уголовной ответственности предпринимателей актуальна и важна, заявил Владимир Давыдов. Ведь создание благоприятного делового климата является одним из условий развития экономики страны и ускорения ее развития, и все ветви власти должны работать в этом направлении — консолидировано, но каждая в пределах своей компетенции. Судебная — не исключение.

 

Как подчеркнул Давыдов, отношения между бизнесом и судебной властью «должны строиться исключительно на основе закона». В Верховном суде в курсе случаев использования уголовных дел для «отъема бизнеса» и для решения корпоративных конфликтов, и выступают за дополнительные гарантии для бизнесменов.

 

"Задача судебной власти, как мне представляется, в том и заключается, чтобы гарантии, предусмотренные законодателем, реально работали, чтобы бизнес был огражден от незаконного преследования. ВС, скажу без лишней скромности, проделал колоссальную работу в этом направлении."

Владимир Давыдов, глава коллегии Верховного суда по уголовным делам

 

Одна из основных проблем, которые остаются в этой сфере — необоснованное помещение предпринимателей в СИЗО. Давыдов подчеркнул, что в отношении предпринимателей суды чаще отклоняют ходатайства следователей об избрании или продлении меры пресечения — в 36% случаев против 10%.

 

О «Проблеме 210»

 

Несмотря на безусловный запрет арестов как меры пресечения по «экономическим» составам (глава 22 УК, все части ст. 159 УК), следователи активно используют «лазейку» — это ст. 210 Уголовного кодекса об организованных преступных сообществах. «Эта проблема тносительно новая в делах об экономических преступлениях — когда органы предварительного расследования в основу обвинения кладут саму организационно-правовую структуру. Возбуждение уголовного дела по этой статье по сути формализует запрет и позволяет арестовывать предпринимателей и держать их в СИЗО больше года, а еще дает возможность назначить более серьезное наказание», — подчеркнул Давыдов.

 

Владимир Давыдов: Совершенно очевидно, что эта достаточно суровая 210-я статья УК принималась не для предпринимателей.

 

Данные судебной статистики по применению этой статьи Давыдов назвал «уникальными» — 30% лиц, которым вменяли этот состав, были оправданы, в отношении еще 10% дело прекратили по нереабилитирующим основаниям. «Суды не очень жалуют эту статью и понимают, что квалификация была завышенной для вполне конкретных целей», — объяснил зампред ВС.

 

Говоря о способах решения этой проблемы, Давыдов рассказал о «радикальном предложении» не распространять ст. 210 на экономические преступления. «Но это привлекательное предложение вряд ли будет поддержано всеми министерствами и ведомствами. Потому что на практике могут иметь место ситуации, когда юридическое лицо может быть трансформировано в преступную организацию. Это не искусственное умозаключение», — уверен главный «уголовный» судья страны.

 

«Наша позиция заключается в том, что в ст. 210 УК можно попытаться сформулировать норму о нераспространении ее на руководителей организаций, которые ведут экономическую деятельность, при отсутствии доказательств существования преступного сообщества. Такая редакция разработана в администрации президента, мы дали на нее положительный отзыв. Перспективы у инициативы хорошие, думаю, что в ближайшее время она будет принята — но пока еще идет ее доработка.

Давыдов рассказал и о другом способе решения проблемы: изменить процессуальное законодательство и установить прямой запрет на арест предпринимателей, даже если им вменяют ст. 210. «Мы считаем, что в этом направлении стоит подумать, возможно, мы сами подготовим такую инициативу. Тогда не будет смысла возбуждать дело по ст. 210, если нельзя арестовать», — объяснил замысел Давыдов.

 

О следственных судьях и амнистии капиталов

 

Говоря о проблеме незаконного уголовного преследования и арестов предпринимателей, Давыдов вспомнил об институте следственных судей. 

 

«Лично моя точка зрения — поскольку роль прокурорского надзора значительно ослабла, стоит подумать об усилении судебного контроля в досудебном производстве за действием должностных лиц, которые осуществляют уголовное преследование. Судебный контроль формален и неэффективен — удовлетворяется только 4,5% жалоб». «Возможно, стоило бы еще раз вернуться к обсуждению вопроса о следственных судьях, которые могли бы заниматься этими вопросами — разумеется, без права в дальнейшем рассматривать дело по существу. Только вопросы судебного контроля. Но этот вопрос нуждается во всесторонней глубокой проработке».

 

Еще одна резонансная тема, которую затронул Давыдов в своем выступлении — это наказание по декларации об амнистии капиталов. ФСБ использовала информацию, полученную в ходе амнистии капиталов, в качестве доказательства по обвинениям против совладельца «Усть-Луги» Валерия Израйлита — Верховный суд обратил на это внимание и дал свои разъяснения, согласно которым закон о добровольном декларировании физлицами активов и счетов запрещает использовать сведения из декларации для возбуждения производства по административным и налоговым правонарушениям в отношении как самого декларанта, так и номинального владельца имущества.

 

«Мы считали, что никто не вправе изымать и даже обращаться с ходатайствами об изъятии таких деклараций», — подчеркнул Давыдов. Он также заверил, что практики таких наказаний «не было и не будет»: «Одно дело — это не практика, это казус». Он также напомнил, что в ближайшее время будет подписан закон о дополнительной защите прав участников амнистии капиталов.